Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

Указка


В давние времена жил на свете рыцарь — красивый и стройный, как юный тополь, выросший на берегу ручья.
Был он храбрым и добрым. Дни и ночи, склоняясь к шее златогривого скакуна, мчался он по узким тропам и широким дорогам, выручал взывавших о помощи, порой жалел даже притеснителей.

Он был добр ко всем и ко всему, настолько добр, что конь его на своем пути не замутнял копытами кристальную воду ключей, не затаптывал цветы и травы.

Раз, летя на своем скакуне по склонам гор, встретил он чудное озеро, залюбовался им и в чистом-пречистом его зеркале увидел лик прекрасной девушки. Неописуемо красива была девушка — с ясными и тихими, как лунные ночи, глазами, с огненными, как горящие под солнцем волны, рассыпанными прядями волос. Она си-дела в высокой мраморной светелке и вышивала.

Не была ли красавица одной из тех наяд, что живут на дне озер в хрустальных чертогах?

И юноша-рыцарь, охваченный страстным желанием, пришпорил своего коня и ринулся в глубь озера; но чуть спустя они вынырнули из воды: юноша быстро достиг дна, но ни светелки, ни девушки там не на шел.

Грустный, поникший, стоял перед озером рыцарь, и когда волны улеглись и озеро снова сделалось зеркальным, он увидел в нем лишь горы, могучие горы с белыми гребнями и легкое синее небо. И тогда юноша понял, что ему явилось только отражение прекрасной девушки, которое принес с собой и погрузил в эти воды некий волшебный луч из мира грез... Но где искать ее — саму красавицу, и можно ли ее найти?

И юноша больше не смотрел в зеркало — лик вожделенной девушки теперь сиял в его душе.

И потерял он покой.

И, припадая к шее своего коня, день и ночь носился он по родным и чужим пределам, ища желанную. И он долго искал ее, долго и тщетно.

И однажды, после долгих и тщетных поисков, спешился юноша на берегу реки, охватил руками голову и, сокрушенный, отчаянный, стал рыдать.

— Отчего ты плачешь, милый юноша? — спросили волны.— Иль отец твой в плену? Или мать тяжело больна?

— Другое у меня горе, волны мои светлые. Увидел я раз девушку одну, жемчужину редкую, по не знаю, где се искать. Не проходила ли она здесь?

— Увы, мы часто бываем далеко от берега, но цветы, что вокруг тебя, всегда здесь, спроси у них, — прошептали волны.

— Цветы мои прелестные, опьянил меня аромат одной волшебницы, благоуханной, как вы. Не проходила ли она здесь?

— Не видели мы ее, милый юноша. Спроси у жаворонка, он мог заметить ее сверху.

— Жаворонок, сладкоголосый жаворонок, не видел ли ты где мою девушку, которая дороже мне самой жизни?

— Нет, милый юноша, — отвечал жаворонок,— я вижу только солнце, а на землю почти не смотрю: не когда. Спроси у ветра, он издалека прилетает, мог встретить ее.

— Ветер, странствующий ветер, — взмолился юно ша,— ты издалека прилетел, не встречалась ли тебе девушка, по которой тоскует мое сердце?

— Ах, бедный юноша, — отвечал ветер, — я видел ее за тридевять земель в тридесятом царстве. Она сидела
В высокой светелке и вышивала. Я слышал ее вздохи — сна горюет о юном рыцаре... Лети же к ней, она ждет тебя.

Юноша тотчас вскочил на коня и помчался — быстрее стрелы. Семь дней и ночей несся он все вперед и вперед, миновал семь морей, и в один прекрасный день, когда утренняя заря золотила облака неба и вершины гор, увидел, наконец, сверкающий чертог и в нем знакомую светелку.

Дворец был обнесен высокой и мощной стеной, юно ша обошел вокруг этой стены, — единственные ворота, обитые железом, были заперты.

Обезумев от нетерпения, вздернул он коня своего па дыбы, конь рванулся вверх и, перелетев через стену, встал у открытого входа во дворец.

Но у входа во дворец сидели привязанные на цепь сторожевые — свирепый тигр и огромный дикий баран; перед тигром лежало сено, а перед бараном мясо. Животные, мучимые голодом, зло посверкивали глазами, и кто отважился бы пройти между ними? В мгновение ока они разорвали бы смельчака.

Острием копья рыцарь придвинул сено к барану, а мясо к тигру. И когда благодарные животные дали ему дорогу, он быстро взобрался по каменной лестнице вверх и вбежал в роскошные покои дворца.

Везде было пустынно, он перебегал из зала в зал, из галереи в галерею, наконец наткнулся на узкую слоновой кости дверь, открыл ее — и увидел девушку, которую искал. Девушка сидела на украшенном алмазами стуле, наклонив огненные пряди волос, похожие на горящие под солнцем волны. Она плакала. Юно ша подошел к своей возлюбленной, бросил меч свой к ее ногам и опустился на колени.

— О, чудо! Неужели ты и есть тот рыцарь, которого я видела в своих снах? Да, это и вправду ты, — за звучал нежный голос девушки. — Но как ты проник сюда? Даже птица, даже ветер вольный не могут перелететь через ограду этого дворца.

— Любовь к тебе придала мне сил, окрылила меня, и вот я стою перед тобой и жду твоих повелений.

— Но как ты полюбил меня, юноша? Ты ведь ни когда не видел меня!

— Я видел тебя в своей душе, на земле, в небесах.

Я люблю тебя давно-давно, и жизнь моя принадлежит одной тебе.

— О, если я так сильно любима тобой, уведи меня отсюда как можно скорее... Я ждала тебя, — проговорила девушка и зарделась.

— Скажи, любовь моя, а почему ты здесь, в этом дворце? И почему ты плачешь?

— Неужто не знаешь?.. Мой отец — владыка этой страны — пожелал, чтобы я согласилась стать женой ненавистного человека, которому он подвластен. Я воспротивилась, и вот — наказана: бессердечный родитель за-пер меня в этом пустом дворце, — здесь только я, несколько немых служанок да привязанные на цепь у входа во дворец ужасный тигр и огромный дикий баран... И сегодня — последний день моей неволи, сегодня тот безжалостный царь прибудет вместе с моим отцом сюда и силой увезет меня к себе... И тогда — я умру, если мы не успеем уйти...

Юноша утер слезы девушке, поцеловал ей руку, и они выбежали из светелки. Тигр и дикий баран выпустили их во двор, немые служанки стояли как остолбенелые. Затем он вскочил на своего коня, подсадил девушку, прижал ее к груди — и конь помчался.

И мчались они не день, не два, а дорога их пролегала над горами, морями, долинами, над реками и ущельями.
Явились отец и грозный царь с отрядом своих воинов, увидели, что девушки нет, и, не добившись от немых служанок ответа, покинули, взбешенные, дворец, поскакали искать беглянку.

Они расспрашивали о ней попадавшихся им в разных местах путников и караванных погонщиков, но те разводили руками.

Через некоторое время всадники достигли большой реки, и отец обратился к ней:

— Ответь мне, река, не проходила ли мимо тебя дочь моя? Скажешь правду — золотою радугой опояшу тебя.
Девушка и юноша пронеслись как раз над этой ре кой, но река утаила правду.

— Мы только что тут оказались, спроси у цветов, что на берегу, они всегда здесь, — глухо прошумели волны.

— Ответьте, цветы, дочь мою вы не видали? Скажете правду — жемчужными бусами обернется на вас роса.

Цветы видели, но они тоже утаили правду.

— Спроси вон жаворонка, он везде бывает.
— Послушай, птица, — обратился отец к парящему над ним жаворонку, — не видел ли хоть ты дочь мою? Скажешь правду — совьют тебе шелковое гнездышко вместо твоего соломенного.

Жаворонок тоже видел девушку и юношу, но промолчал, улетел и растаял в лучах солнца.

И после долгой-долгой погони, отчаявшись в успехе поисков, отец и царь возвратились назад.


<<<Назад