Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

Умники города Иукима


Был когда-то город по названию Нуким. Название известно, а где он был-находился — никто не знает.

В Нукнме было страх как холодно — в году две зимы, одно лето.

И вот однажды с шумом-гамом хлынул народ потоком к домам нескольких отцов города и возопил:

— В этом городе жить больше невозможно, — замерзаем, люди добрые, замерзаем! Надо идти к царю! Пойди-те и скажите от нашего имени — пускай сделает так, чтобы у нас было два лета и одна зима, иначе мы здесь не останемся.

— Воля народа священна, — сказали отцы города, самые умные из горожан и, поразмыслив, решили — не медля отправиться к царю на поклон, и, дабы задобрить царя, взять ему в виде подарка от жителей Нукима мошну золота.

Находят они длиннющий такой шест, заостряют этот шест, отчего он стал похож на копье, привязывают мошну к острию и, прокричав: «Царь, где ты там, идем к тебе!» — пускаются в путь.

Вот идут эти посланцы города через попутный городишко, видят: один лавочник какие-то красные штуковины продаст, на языки пламени смахивают. Поглазели посланцы на это диво, как зачарованные, и спрашивают у лавочника:

— Что продаешь-то, братец? Тот отвечает:

— Перец.

В жизнь не видывали они перца, не слыхивали этого слова.

— Едят его? — спрашивают у лавочника. Тот отвечает:

— Едят, а как же.

— Тогда взвесь нам немного.

Старший посланный откусил кусочек перца, обжег себе рот, да так, что из глаз потекли слезы, кинул перец другому, попробовал и тот, едва не задохнулся, кинул третьему, попробовал и четвертый.

Побросали посланцы перец и, проклиная лавочника, не зная, как остудить обожженные рты, с заплаканными глазами, двинулись в путь.

Вот идут они через следующий попутный городишко, видят: стоят перед лавочником плоские корзины, а в них — кучки неведомо чего.

— Что продаешь-то, братец? — спрашивают.

— Виноград, — отвечает лавочник.

В жизнь не видывали они винограда, не слыхивали этого слова.

— Едят его? — спрашивают.

— И еще как! — отвечает лавочник.

— Ну взвесь нам немного.

Расплатились, съели посланцы виноград — просто объеденье!

И благословляя лавочника, и облизываясь, пошли дальше.

Проходят они через следующий попутный городишко, — видят: один лавочник торгует кусками чего-то бело-го.

— Что продаешь-то?

— Сахар.

— Сахар?.. Не видывали, не слыхивали...

— Едят его?

— Еще как!

— Ну взвесь нам немного.

Расплатились, похрупали весь этот сахар — просто объеденье!

Шли, шли посланцы своей дорогой, незаметно наступила ночь, остановились они, воткнули копье в землю, а сами улеглись вокруг него и вскоре захрапели. Располагаясь на ночлег, о золоте и не подумали: мыслимо ли дело, чтобы вор взобрался на самую макушку копья и взял привязанную к ней мошну?

Как на грех, шел ночью по этому месту путник, увидел спящих вокруг воткнутого шеста нескольких людей, посмотрел вверх — на острие что-то висит. Выдергивает этот шест, открывает мошну,— глядь, а в ней золото. Высыпал путник золотые в свой хурджин, взамен, насыпал мошну песком и камушками, привязал ее к острию, воткнул шест в землю — и был таков.

Утром умники города Нукнма встают и снова пускаются в дорогу. Узнавая от встречных, правильно ли они идут, доходят наконец до стольного града. У городских ворот садятся отдохнуть и сосчитать, сколько они по-тратили денег.

Старший посланный говорит:

— Красная штуковина, которую мы пробовали и передавали друг другу, — один сребреник, штуковина, которую сам бог создал, а мы взяли и уплели — один сребреник, а то, что было белее снега и слаще материнского молока, — два сребреника...

Подсчитали, истраченные денежки разделили поровну между собой и пошли встали прямо у ворот дворца. Стража тотчас сообщает придворным, а придворные сообщают царю, что из города Нукима явились посланцы. И царь велит позвать их.

Посланцы, кланяясь, подступают к царю. Старший протягивает ему мошну и говорит:

— Да живет долго наш царь! Мы от жителей города Нукима пришли к тебе с поклоном, эта мошна с золотом — от них же, царь... В нашем городе очень холодно — в году две зимы, одно лето. Если ты не сделаешь так, чтобы у нас было два лета и одна зима, знай, в нашем городе мы не останемся!

Остальные посланные кивком головы подтверждают слова старшего.

Царский казначей, который принял мошну, наклоняется к царю и шепотом говорит ему на ухо, что в мошне вместо золота песок и камушки.

Царь задумывается: с умыслом принесли эти люди вместо золота песок и камушки или же по наивности? И чтобы испытать их, велит он поставить перед ними поднос, полный черных слив, перемешанных с черны ми жучками.

Посланцы с жадностью набрасываются на яство, старший и говорит:

— Братцы, давайте-ка сперва съедим те, которые с ножками, а то разбегутся, безногие и без того наши.

Царь определил меру их разумения и, обратившись к ним, сказал:

— Возвращайтесь домой, пока доберетесь, там как раз еще одно лето настанет.

— Царствуй вечно! — сказали самые умные жители города Нукнма и, веселые-превеселые, отправились восвояси.


<<<Назад