Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

В чем сила?


В далекой Индии жил некий царь, который очень любил строить высокие дома, дворцы и мечети, разбивать парки, возводить башни и пирамиды. Но он любил не только строить, но и самолично следить за работой тружеников, воодушевлять их, раздаривать подарки, часами простаивать и разглядывать постройки.

Однажды царь вместе с визирями наблюдал в сторонке, как работники, сгорбившись в три погибели да обливаясь потом, поднимаются с камнями вверх к постройке, и заметил он, что один из них без посторонней по мощи вскидывает себе на спину огромные камни и легко и весело, распевая песни, без передышки взбирается наверх.

Не скажешь о нем косая сажень в плечах и силачом не назовешь, однако когда другие кряхтели под тяжелой ношей, когда здоровяки да верзилы едва ноги переставляли, хмурые и невеселые, он ловко и расторопно взваливал на закорки камни и, запевая да улыбаясь, шел наверх.

Царь был поражен, удивились и великие визири. Что это за человек, который выполняет самую тяжелую работу с улыбкой да с песней на устах и не издает ни единого стона и вздоха? В чем его сила, источник жизнерадостности и выносливости? Откуда столько энергии в его тщедушном теле, почему он сноровистее, неуемнее и сильнее тех, кто здоровее и мужественнее его?

— Скажи, о визирь, — обратился царь к главному советнику, — растолкуй-ка нам, в чем сила этого работника, в чем секрет его радушия и стойкости? Отче го такие дюжие молодцы кряхтят да вздыхают от легкой работы, а этот, такой хилый и невзрачный, всегда бодрый и хваткий?

Визирь глубоко задумался и ничего не смог ответить.

— Может, вы скажете, мои советники? — обратился царь к остальным визирям. — Тот, кто откроет этот секрет, будет моим любимцем и другом.

Но как угадать то, что одному богу ведомо да самому работнику?

— Мой повелитель, — заговорил один из визирей, — распорядись, пусть дадут ему более тяжелую работу, по-смотрим, будет ли он и на сей раз распевать и с легкостью камни ворочать? Может, он намного сильнее, чем кажется на самом деле?

И царь велел, чтобы работник установил для одной из каменных колонн пьедестал.

Работник подошел, оглядел огромный камень, произнес имя всемогущего господа, улыбнулся и, нагнувшись, одним рывком сдвинул камень к подножию колонны. Затем вытер залитое потом лицо, запел, как обычно, и, приподняв колонну, установил под ней пьедестал.

Вес обомлели. Тут что-то не так, спору нет, этот неказистый работник наделен таинственной силой, которой, по-видимому, были обделены и царь, и его визири.

Царь подозвал силача-умельца, дал ему денег, по хвалил и поинтересовался:

— В чем твоя удалая сила, добрый человек?

— Не знаю, царь, — ответил удалец, — знаю только одно, что счастлив я, что нет у меня горя — весело работаю и весело живу...

Царь опять ничего не понял и велел визирям собрать совет и разгадать в чем сила работника?

Пока умнейшие головы царства думали-гадали, старейший из визирей, который слышал слова работника, и спросил разрешения удалиться и До самого вечера наблюдал за работой Хасана (так звали работника), потом подошел к нему и выразил желание быть его гостем.

— Мой повелитель, — сказал Хасан, — я человек бедный, живу в хибарке, пристало ли тебе входить в мой дом и разделять со мной жалкий ужин?

— Ничего, сын мой, я хочу увидеть твою хибарку, твою жену, детей, поглядеть на твое житье-бытье: вправду ли нет у тебя забот и ты счастлив, всегда ли так жизнерадостен и дружен с песней?

И Хасан повел старого визиря к себе в дом. Навстречу им вышла прелестная молодая женщина, которая приветливо улыбалась и держала на руках малыша, вылитого ангелочка. Она обняла мужа, нежно поцеловала, вручила ему ребенка и радушно ввела их в дом, накрыла на стол и так усердно и обходительно угощала, так была ласкова с мужем, что старый визирь расчувствовался, чего с ним в жизни ни разу не случалось.

Когда все весело поужинали, отец взял малыша, стал играть с ним, резвиться, и хибарку огласил беспечный детский смех, что вконец покорило визиря, а хозяйка дома, любящая, преданная и прекрасная жена, с такой заботой и теплотой развлекала уставшего мужа, что великий визирь восторженно воскликнул:

— Бог свидетель, пророк свидетель, я не встречал еще такой обходительной и любящей жены!

— И такого заботливого мужа, — добавила жена, склонив голову на грудь Хасана, — он любит меня, мы с мужем счастливы и довольны; житейские неурядицы обходят наш дом, чураясь любви и согласия; у нас не приживается горе, с нами не в ладах хворь — любовь наш лекарь, любовь наш спаситель...

— Бог свидетель, женщина, — заговорил визирь,— пророк свидетель, что ты, женщина, права: нет более надежного лекаря, более великого источника вдохновения, чем любовь, светлая, искренняя и верная, одна ее улыбка создает героев, долбит камень, рушит преграды, ей подвластен подлунный мир, перед ней пасуют горе и несчастья... Ты права, женщина! Теперь я понял, откуда берется сила у твоего мужа. Любовь придает силу, любовь может горы свернуть, переделать мир, развеять все напасти, шипы обратить в розы...

Сказал так восхищенный визирь, отправился к все могущему царю и все как есть поведал ему.

Царь удивился и не поверил. Не знал он в жизни чистосердечной любви, ибо никогда не был любим и внушал людям страх, не изведал силы любви, ибо его не любили, а только льстили.

— Ты рехнулся, глупый старик! — воскликнул он.— Неужели тебе кажется, что сила Хасана в любви? Кто более меня любим? Ведь все как один угождают моим прихотям. Разве не у меня столько жен и столько детей?

— Не думаешь же ты, что никто из них не любит меня?

Старик поклонился и, боясь за свою жизнь, благо, разумно смолчал.

— Ступай, ступай! — пренебрежительно удалил его царь. — Ты размечтался на старости лет... Скоро ты убедишься, что заблуждаешься. Вот велю, чтоб его жену с ребенком доставили в мой гарем, и если она, как ты говоришь, прекрасна, то я заберу ее себе, и ты увидишь, что это нисколько не убавит силы Хасана.

И царь так и распорядился.

Пять всадников моментально окружили хибарку Хасана, взломали дверь, ворвались ночью в дом, все вверх дном перевернули и увели в гарем жену и ребенка Хасана.

На следующий день царь чуть свет стоял на кровле строящегося дома, когда понурый Хасан со слезами на глазах пришел работать.

Все поджидали Хасана. Он нагнулся, чтобы сдвинуть с места валуи, и не смог, взялся за камень поменьше, но руки не слушались, ноги подкашивались — такой легкий камень, а не поддается.

Выпрямился Хасан, руки повисли, как плети, вдруг он скрючился, повалился на землю и жалобно и отчаянно простонал:

— Ах, нету сил моих больше.


<<<Назад