Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

Текеян Ваган


Тридцатилетие

Тридцать мысов лежат предо мною.
Мой корабль, паруса напрягая,
К ним спешит. А под ловкой волною
Пасть акулы зияет, пугая.

Старый парус в нелепых заплатах.
Руль кривой — повернуть его трудно.
Ради мысов зеленых, покатых,
Подновил я усталое судно.

Нас не тронули бури лихие —
Зыбь незримое делала дело
И проворнее грозной стихии
Разрушала мне душу и тело.

Я порою надежды лишался —
Несмотря на небесную ясность —
Тридцать мысов достичь... И решался
Мне предсказывать некто опасность.

Огибал я коварные рифы,
Но пришлось мне изведать и горе:
Растащили желания грифы,
Вера канула в темное море.

За любовью любовь умирала
На руках моих, медленно тая.
Грез попадало за борт немало —
Я над ними молитву читаю.

Лишь надежду растил я прилежно —
Я вскормил ее сердцем певучим.
И росла, и мужала надежда,
Разгоняя внезапные тучи.

С нею сам я царил над собою.
Только билась она безуспешно
С изнурительной странной судьбою...
Злые души сгубили надежду.

Она маялась в тягостной муке.
Уложил ее с горькой любовью
И сложил я бессильные руки,
И стою у ее изголовья.

Тридцать мысов лежат предо мною.
Беспокойна стихия живая.
И акулы плывут под волною,
Труп надежды моей ожидая.

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Возвращение

Все в прошлом: город, краски сада
И часа ласка золотая.
И то, как ты прошла куда-то
Благословенно молодая.

Ты шла нарядна и надменна.
И не ступала — уплывала!
Как будто небо вдохновенно
Тебя для глаз наколдовало.

Иду с лицом отяжелевшим
Туда, где жил твой шаг и шепот.
Душа моя меня торопит!

Иду к шагам твоим ушедшим.
Где ты когда-то проходила,
Погребены навек светила...

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Мне кажется, я жил давно

Мне кажется, я жил давно в Элладе,
Имел Сократа разум и обличье.
И тайну бога самого постичь я
Умел, разгадки сокровенной ради.

Вот лучшие ученики под сенью
Акрополя мне преданно внимают,
Вникают в речь мою и увлекают
Меня навстречу саду и цветенью.

Владею речью мудрою и краткой.
Душа моя в их взорах отразится!
Лиричны эти трепетные лица,
Как островки, омытые загадкой.

О, мудрость! Ты прекрасной и нетленной
Являешься в холмах мне сиротливых,
Ты в небе нежном, в юношах пытливых.
Они же — обновление вселенной!

Неважно, что камнями и хулою
Толпа меня встречает. Обреченный,
Испить я должен чашу смерти черной...
Ученики отторгнуты толпою.

О, мудрость! Преклоняю седину я
Перед твоей всезнающей улыбкой.
Она на горных склонах, в дымке зыбкой
И на земле живет, меня волнуя...

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Башня

Чтоб душу защитить от злых ветров,
Чтоб волны лет ее не источили,
Пока был в силе я, пока был в силе
Построил башню — гордый, прочный кров

Над морем, под жестоким небом... В этом
Укрытии живет моя душа.
Не спит мой разум, душу сторожа,
И дверь закрыта перед белым светом.

Пусть волнами стучится белый свет.
Но с моря путника давно не жду я —
Ни для кого здесь места больше нет...

А если буря, с башнею враждуя,
Хлестнет волной и кинет мне предмет,
Обломок прошлого в нем разгляжу я...

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Мачты

Всё мачты, мачты, мачты на домах —
Дома плывут без паруса куда-то.
То рябь, а то девятый вал и крах.
А тонкий шест — награда и расплата.

Свой курс у дома, выбор свой и след.
И пассажиры, кажется, в порядке:
Сидят — меланхоличен в окнах свет —
Средь рева волн, средь их гремучей схватки.

Я вверх смотрю на эту суету,
Шестов прогнувшуюся пестроту —
Их волны тупости и крови моют.

И к мачтам мудрости приник мой взор:
Людское око проколов в упор,
Пускай для высшего его раскроют.

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Зима и злая стынь кругом...

Зима и злая стынь кругом.
И жизнь в ладу с календарем:
Короткий день и долгий холод.

Дороги голые. И голод.
Следов весны мы не найдем
При всем усердии своем.

Но, вопреки календарю,
Вчера была весна и лето...
Душа и тело помнят это...

А, впрочем, что я говорю!
Густые сумерки. Зима.
И на пороге — только тьма.

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Память

Душа зовет своих усопших в эту ночь.
Возьми лопату. Память, вскрой могилы.
Не отвращу лица, не ринусь прочь —
Узреть ужасное найдутся силы.

Нет больше светлых душ, нет больше ясных тел,
Родных душе моей, любимых телом.
За них дыханье я б отдать хотел
И поменяться с мертвыми уделом.

Я встречу их сейчас, к груди своей прижму.
О, Память, не кори меня, не сетуй —
Дозволь мне неподвластное уму...

Глупец! Всплакнешь в их честь сегодня ты,
А я отдамся мукам жизни этой
И предпочту их страху пустоты.

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Египтянка

Смуглый ангел, я ради красы твоей без сожаленья
Белых ангелов гордо покинул, стремясь к тебе жадно.
Перед аспидным светом твоим я стою в изумленьи,
Словно путник, в ночи разглядевший окрестность нежданно.
Мне так сладостен зной твоих взоров и гибкого стана.
Голос твой не утратит надо мной замечательной власти.
Запах кожи твоей я готов обонять неустанно
И погибнуть готов под песками зыбучими страсти,
Как тростинку от берега, оторву от земли я, лелея,
Твое тело прекрасное — унесу тебя вдаль, как святыню.
И душа будет в юном и жарком согласьи с твоею.
Мне все кажется: жили когда-то великие бог и богиня.
Был он бык — чернобок и упрям, — и была она белою ланью.
Сотворило тебя сладострастное их сочетанье...
Как священное чудо, почитаю тебя я отныне.

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Ханум

В черно-матовом шелке, так волнующем ум...
И шуршание шелка слышно в поступи вешней.
Лира бедер звучит тихой музыкой нежной.
Следом — мускуса шлейф. Так проходит ханум.

И браслеты смеются на тонкой руке.
А в другой так надменно чернеет перчатка.
Под чадрою чело, под чадрою загадка.
А глаза под сурьмою — огонь в тайнике.

Под мостом пламенеет в закате залив.
Величаво проходит ханум над водою,
И залив, и сам город собой озарив...

Кто ты — женщина, дух под прозрачной чадрою?
Дух Полиса, ты вышла на миг из дворца
С неразгаданной страстью души и лица...

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Декабрь

Снег все лепит, и кругом белым-бело.
И домишки в серебристых переливах.
И понурилось в раздумьях сиротливых
Среди стужи одинокое село.

Глинобитные лачуги все подряд
Стали мраморными — выступы пологи.
И разглажены ухабы на дороге.
И овчарки ослепленные скулят.

Утро сумерками серыми глядит-
Обнажился вдруг просвет, как рана, в тучах —
Робкий проблеск туче дальняя таит.

Снег не сыплет больше. Светит слабый лучик
В непорочность беспредельной белизны,
В замороженно-узорчатые сны.

Чу! Опять метет с небесной вышины...

Перевод : Аллы Тер-Акопян



Улыбчивые очи

На миг или короче —
А счастье вечно кратко —
Улыбчивые очи,
Зеленая загадка,
Мне в душу заглянули.
И что пообещали —
Любовь или загулы
Большой моей печали?

И золотую дверцу
Они открыли в сердце?
Иль смерть они пророчат?

Но сердце ноет сладко...
Улыбчивые очи,
Зеленая загадка...

Перевод : Аллы Тер-Акопян




<<<Назад