Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
 
 цены, цены на лазерную резку на лазерную гравировку, оборудование, станок лазерная гравировка цена
  
 
Яндекс цитирования

Ветвь 1. Близнецы строят Сасун


И с той ночи, когда сыновья Цовинар
На седла вскочили, отправились в путь.
Четверо суток всё гнали они коней,
И покинули край, где царил халиф.
И кружили, кружили они,
Добрались до чужой земли.
Приехали к ущелью и вошли,
К большой реке, что там текла, они пришли.
И видят — узенький ручей
Бежит, спешит с высоких гор,
И прямо в реку буйно бьет,
И реку режет поперек,
И оставляет светлый след среди реки,
И с ней сливается в одно, и с ней течет.
И друг другу тогда задали братья вопрос:
«Что за сила живет в этом тонком ручье,
Что может реку он делить, пересекать,
И перерезать всю, и в берег ударять?»
Багдасар сперва помолчал,
Санасару потом сказал:
«Я немало дивлюсь, да, немало дивлюсь.
Чуть видная вода течет.
Вон с тех вершин сюда течет,
И в реку бьет, и реку рвет она,
И с ней течет, вперед течет она.
Что за вода то, Санасар?»
Ответил брат:
«Всесильных то вода.
Кто выпьет воды у истока ее,
Тот станет силен.
Спину его не ударит оземь никто.
Кто отыщет исток еле видной воды.
Кто дом свой построит у этой воды.
Тот сам будет сильным, сильнее других,
И сын его будет силен.
И сын ему сильного внука родит,
И внук будет сильных иметь сыновей.—
И клятву дает Санасар: —
Хлеб и вино и сущий господь!
Где отыщем исток воды,
Мы жилье там себе возведем.
Нам сила дана — и вода сильна.
Мы напьемся этой воды, всех мы станем сильней:
Багдасар сказал: «Быть по воле твоей!»
Большую реку пересекли, дальше прошли.
Путь вдоль ручья нашли.
Вдоль узкой воды пошли.
И пошли два брата, пошли.
И всё шли, и всё шли, по горам, по горам,
И по высям пошли этих гор.
День и ночь для них стали — одно.
И всё шли, и пришли в неведомые края:
Пропасти, скалы, увалы, провалы, обвалов края,
И лес, и медведь, и много зверья.
Безлюдно было вокруг.
Еще издали полюбились им эти края,—
И пошли и нашли они ключ.
Из ключа бежала струя,
Текла, рассекала реку внизу.
И видят: сладка вода, отрадно окрест,
Санасар сказал: «Пригоже кругом,
Вот наконец и путям конец,
Тут мы выстроим дом, построим дворец».
И вот их привал у истока вод.
И решили: крепости место есть.
И младшему брату старший сказал:
«Ступай поживей, дичи убей.
Костер запалим, поедим.
А я на камни камни навалю.
Чтобы мета была, где селенью быть».
С неделю, до поры как полдень наступал,
Багдасар дичь убивал, приносил.
Санасар глыбы таскал, межи обводил,
Основание крепости он заложил.
Санасар к востоку пошел,
Багдасар к закату пошел.
И каждый по глыбе брал, таскал
И еще таскал, взгромождал.
И брат брату руку помощи дал.
Каждый к богу воззвал.
Мастером стал, стену из глыб вздымал,
У малой воды, где был их привал.
Рука об руку строили дом.
Дом всё выше вставал.
Потом Санасар брал стрелы и лук,
На мовитве порой он дневал-ночевал.
Багдасар всё наваливал глыбы —
И крепость взрастала у скал,
Так десять-двадцать дней всё строили крепость они,
И раз пришел Санасар,
Увидел: устал Багдасар
И сон его одолел.
Окровавленную не зажарил добычу,
Бросил на землю и спал.
Загоревал Санасар,
Сказал: «Подымайся, братец, пойдем,
Тут худое житье!
Долго ли жить будем мы здесь
Да мясо без соли есть?
Если б господь нам помог —
Мы халифский имели б чертог».
Багдасар Санасара спросил:
«Ну что же нам делать, брат?»
— «Что же! По свету пойдем».
И сели два брата тогда на коней.
Поехали, прибыли в Муш,
К царю Мушегу пошли;
Склоняют чело, землю целуют семь раз,
На восьмом поклоне застыли,
На груди руки скрестили.
И спрашивает их царь:
«Что, дети, нужно вам
И в чем у вас нужда?»
Говорят они в ответ:
«Нужды у нас нет!

Нам на небе защитой служит бог,
А на земле ты нам защитой стань.
Хотим, чтоб ты нас принял и берег,
И чтоб твой взор был покровитель наш,
И чтоб в долгу нам пред тобой не быть».
Спросил их царь. «Ну, а чьи же вы дети?»
Они: «Халифа багдадского».
Царь сказал:
«А! Тогда Мы вас не смеем, дети, держать.
Ведь он — могучий царь.
Он придет, добычу возьмет, пленных возьмет.
Прощайте. Ступайте. Тут пристанища нет!»
И встали они, пошли, оттуда ушли.
И решали они, куда ж им идти.
И решили они, к эмиру в Эрзрум пошли.
Вот два брата к нему пришли, подошли.
Склонили чело, стоят перед ним,
Рослые — залюбуешься, — широки в груди.
Исполины. Эрзрума эмир
Благосклонно на них воззрел.
Об их племени, роде спросил.
Вопросил: «Что за люди вы?»
Ответствовал Санасар:
«Халифа багдадского сыновья».
И промолвил эмир: «Ай, ай, ай! —
И, решив отвязаться от них, сказал:
— Бежим от их мертвецов,
Наталкиваемся на живых!
Не можем вас приютить.
Уходите скорей, а куда — всё одно!»
И встали они, пошли и оттуда ушли.
И речь в пути повели.
Санасар Багдасару сказал:
«Послушай-ка, братец, ведь мы от халифа бежим.
Так зачем же имя его себе навязали мы?
Имя собачье его не станем мы называть.
Покуда будем имя его называть.
Пристанища нам не сыскать.
Теперь куда б ни пошли
И кто бы нас ни спросил.
Мы скажем: нет у нас
Ни матери, ни отца, ни родной земли.
Скажем так, чтобы люди приютить нас могли».
И вновь они пошли
И в крепость Маназкерт пришли.
Там был царь один, звался Тевадорос.
Пришли, глядят, стоят у ворот.
К ним стража царя идет.
«Откуда вы», — вопрос она задает.
«Сюда захотели прийти.
Чтобы царскую службу нести».
Царю донесли. Царь их зовет, ждет.
И пришли к царю, и кланяются до земли,
Семь раз землю целуют.
На восьмом поклоне застыли,
На груди руки сложили перед царем.
Лишь только увидел царь
Белокурых, пригожих юнцов,
Ему стали любы они, он вопросил:
«В чем у вас, дети, нужда,
Зачем вы пришли?»
И ответили они:
«Нам на небе защитой служит бог.
Ты на земле защитою нам стань.
Хотим, чтоб ты нас принял и берег,
И чтоб твой взор был покровитель наш,
И чтоб в долгу нам пред тобой не быть».
И спрашивает царь:
«Дети! Пришли откуда?»
Ответ ему дали, сказали:
«Не знаем!»
— «Что у вас есть, чего у вас нет?
— Есть ли отец и мать?»
Говорят они: «Ничего у нас нет.
Ни дома, ни родины нет.
С тех пор как нас мать родила,
Ни матери, ни отца не видели мы,
Себя лишь сиротами видели мы».
Снова царь спросил:
«Зачем из безвестной дали сюда забрели?»
— «Захотели сюда прийти.
— Чтобы службу тебе нести».
И царю полюбились они, приказал:
«Этих юнцов поведите.
Отведите чистую горницу им,
Расстелите в горнице тюфяки».
Их повели, горницу им отвели,
Носили им снедь по часам.
Царь Тевадорос очень их любил.
Был назначен стольником Санасар,
Виночерпием — Багдасар.
И держал их царь ровно год.
Когда же год миновал,
Тевадоросу везир сказал:
«Призови их, царь, испытай,
Поглядим, есть ли какое уменье у них».
И вымолвил царь: «Неплохой совет!»
Вот и позвали этих юнцов,
Привели в диван царя.
Тут и сказал им царь:
«На боевую игру утром мы, дети, пойдем!»
И братья встали, ушли.
Пошли — в горнице сели своей.
До зари оставались в ней.
Ясный день заалел— встали они,
Доспехи надели они,
На своих сели коней,
Едут на поле.
Туда и царь с войсками прибыл.
И царь тут молвил: «Санасар,
Возьми себе воинов, на ту сторону стань,
А сюда станем мы —я, везир, Багдасар».
Сказал Санасар: «Не так, государь!»
— «Ну, а как?» —спросил государь.
И сказал Санасар:
«Сюда станем лишь мы, я да мой брат,
А туда —ты, визир и войска».
И промолвил царь: «Быть по-твоему!»
И пошли они друг на друга в бой.
Посмотрел государь: рядом с ним
Уже воинов нет —все лежат.
Сказал: «Везир, да рухнет твой дом,
Как дом ты разрушил мой!
Они до сих пор думать могли.
Что мужчина есть между нас,—
Видят теперь: женщины мы».
Ответил везир: «Ежели так.
Изгони их, пускай уйдут!»
Городское стадо разбойники угнали в тот день,
Тридцать всадников царь отобрал,
С молодцами хотел снарядить.
Чтоб угонщиков похватать.
Сказал Санасар: «Государь,
Тридцать всадников нам не нужны.
Для чего? Мы пойдем вдвоем!»
Оружие взяли. Поехали на конях,
Поехали, настигли воров.
Схватили, избили, стадо освободили.
Со скотом разбойников смешали,
В город погнали, до города довели.
Царь тут воров схватил и скрутил,
А двух братьев с тех пор
Ублажал еще больше царь.
И утром встают они, идут, гуляют они
И видят однажды:
Со щитами ребята играют в войну,
Прикрываясь щитами,
Палкой друг друга бьют.
Сказали они: «К ним пойдем, в их игру войдем:
Пошли: кого ни ударят в щит.
Тот без чувств на земле лежит.
И стража к царю спешит, бежит, говорит:
«Встань, взгляни, что творят они».

И позвал их царь, говорит:
«Эй, вы! Разве можно так?
Не схоже это ни с чем!»
— «Государь, живи вовек.
Поиграли мы слегка!»
Царь сказал: «Ведь вы —богатыри,
Разве могут они с вами быть наравне?
Нет, так не делайте впредь!»
И сказали они: «Больше не будем!»
Город был большой. Свадьба в нем была.
Молодежь пошла, скачки начала.
Вымолвил тогда Багдасару царь:
«Вставай, с братом ступай.
Скакунов гоняй, поиграй».
Братья подъехали— всадники ждут.
Братья встали с одной стороны,
Всадники встали с другой стороны,
И налетают, хватают друг у друга огонь.
Как старшой за всадниками скакал —
Метал он джерид без вреда.
Когда ж гонялся меньшой —
Джериды метал он, ломая бока.
Двух-трех юношей он подбил.
Недоволен был Санасар.
Повернули коней, вернулись домой.
И с плодами поднос поднял старший брат,
На голову младшему положил
И пошел с ним в диван царя.
Родные побитых пришли,
Жалобы принесли:
«Государь! Выпроводи молодцов,
Могучи они, тебе вред причинят!»
Когда Санасар с плодами пришел,
Забыли жалобщики про ребят,
Набросились на плоды, едят.
Один из сверстников к ним прибежал, сказал:
«Рассердился на вас государь.
Из города вас он хочет прогнать».
Санасар Багдасару сказал:
«Брат, приюта нам тут не сыскать,
Уйдем, достроим дом.
Много сил мы потратили там,
Над заброшенным домом своим».
Брат ответил: «Воля твоя, пойдем!»
Пред рассветом сказал Санасар:
«Хлеба ты не готовь,
Не стану я вина цедить, подавать;
Поутру не пойдем к царю».
Пробудился царь, — ну а братьев нет.
Царь дает приказ их к себе позвать.
И предстали они пред царем.
«Государь,— говорят,— в чем же наша вина,
За что из города ты изгоняешь нас?»
Ответил: «Дети, коль слово сказал я —
Воля моя быть выполнена должна.
Из города вас я должен изгнать.
Ступайте-ка в свой покой.
Обсудите всё, поглядим.
Где бы вы ни решили жить, я ту землю дам,
Идите, живите там».
Подумали мальчики: «Мы пойдем,
Где место наметили,
Там заживем».
Провели они эту ночь у себя,
А когда раскрылся день,
Вышли вдвоем и стоят пред царем.
И спросил их царь: «Дети мои.
Где вы решили осесть?»
Говорят: «Государь, живи вовек!
Мы, право, не знаем, где отец, где мать,—
То, что богу известно, мы не будем скрывать,
Скажем всё тебе: мы стали дом наш воздвигать,
Да его не возвели, а пришли сюда».
И царю подряд говорят все:
«Где возник в горах родник,
Заложили мы свой дом,
Разреши нам, государь,
Достроить этот дом да поселиться в нем».
Тевадорос-государь отвечал:
«Ведь вас я когда-то, дети, спросил,
Есть ли у вас отец или мать.
Вы ответили мне, что нет никого,
Нет ни дома, ни места, где жить.
Ну а теперь, коли так, — он сказал,—
Вам тысячу раз желаю добра.
Ступайте вдвоем, постройте крепость и дом!»
Санасар, Багдасар царю говорят:
"Государь, живи вовек!
Вот если б ты нам мог не отказать —
Ведь мы там станем тосковать,
Как нам там время коротать —
Дать неимущих несколько семейств,
Зажиточных дать несколько семейств,
Чтобы с нами пошли, возвели рядом дома.
Чтоб время вместе коротать порой,
Чтобы беседы вести порой«.
Размягчилось тут сердце царя.
Сорок домов отобрал, им дал.
Ну и дома!
Было в каждом дому
По одному
Ослу,
Было в каждом дому одно Веретено.
Послал везиров в город он —
Переселить те сорок домов,
Муки им сорок вьюков дать
И пищей в путь снабдить.

Попрощались они с царем,
И свой скарб утрясли и пошли,
И пошли, и взошли на кряж,
К роднику своему пришли,
У каменьев своих стоят.
Багдасар молвил брату: «Скажи,
Что начать нам, крепость взводить
Иль взводить дома?»
Санасар отвечал:
«Сперва дома устроим для них,
Достроим крепость свою потом,
Кров иметь над головой
Бедный должен в лютый зной!»
И начинают с домов.
Санасар был настолько силен,
Что в день для десятка домов выкапывал рвы,
И строили братья дома.
Два брата в четыре дня всё до конца довели,
Вдвоем сорока домов стены они возвели.
Много стволов с этих огромных гор
Приволокли, нанесли, не снимая коры,
На стены взнесли, покрыли дома.
И новоселов они по домам развели.
Пока эти юноши строят дома,
Кормит их то одна, то другая семья.
Наконец у всех тех, где кормились они,
Опустели корыта, опустели кули.
Когда пришельцы зажили в домах —
И братья вновь за крепость принялись,
Санасар безмерные камни принес,
Багдасар необъятные камни принес.
И потом в город пошли.
Мастеров, рабочих привели.
На камни мастер посмотрел,
Сказал: «Я строить не могу!»
Санасар в город пошел,
Другого мастера привел.
На камни мастер посмотрел,
Спросил: «Санасар, как тут кладку вести,
Как приладить друг к другу эти скалы смогу?»
— «А кто б это смог?» —спросил Санасар.
Ответствовал тот:
«Не сможет никто!»
— «Ну как же с ними нам быть?»
— «И сам не пойму», — мастер сказал.
— И вот что тогда сказал Санасар:
«Ну, мастер, берись, нить натяни, место умни
Да/укажи, куда мне камни класть».
Вот так-то крепость они и взвели.
Камни огромные, камни безмерные они волокли
И с мастером вместе работы вели.
Всё руки их мощные превозмогли.
На каменный столб из камня взнесли,
Перемычки свели,
До конца довели крепость свою.
И вот целый год все работы они так вели,
И вот, как исполнился год.
До конца довели, достроили всё.-
И когда довершили крепость свою,
Церковку в ней возвели.
Осталось им только название крепости дать.
И задумались братья,
Как бы им крепость назвать?
Санасар Багдасару сказал:
«Хорошо, мы закончили дом,
Да как нам его назвать?»
Багдасар говорит ему:
«Братец, Как знаешь!
Строить было дело двоих.
Дать названье — дело твое!»
Шедших мимо спросил Санасар:
«Как назвать мне мой дом?»
Ничего не могли ему люди сказать.
Сколько мимо людей ни прошло —
Никто не сказал, как им дом назвать,
Если ж прохожий имя давал —
Неудачным казалось оно.
Вот как-то под вечер братья держали совет.
Брату сказал Багдасар:
«Хорошо, если ты пойдешь.
Старца найдешь, сюда приведешь.
Тут вдоволь его угостим.
Имя крепости даст и уйдет».
И когда наступила заря,
Сел Санасар на коня.
Долго искал.
На холме
Седобородого старца нашел,
Старец землю пахал.
Как завидел старец молодца,
Задрожал он, пахать перестал,
Санасар тут руку протянул,
Старца за руку взял, сказал:
«Дедушка, едем ко мне!»
Молвил старик: «В покое меня оставь!»
А Санасар: «Дедушка, не страшись.
На сегодня к нам в гости пойдем.
Тебя отвезу и назад привезу».
Согласился старик.
И дедушку за руку он схватил.
На коня своего посадил,
И наземь спустил, и угостил,
И беседа до вечера шла.
«Ты знаешь, дедушка, зачем
Тебя сюда мы привели?»
— «Эх, ты, зеленый-молодой,
Да как же ведать я могу,
Зачем меня вы привели».
Санасар сказал: «Ну так вот!
Ты старый, дедушка, седой,
Ты много по свету гулял.
Мы построили крепость себе,
Еще имени нет у нее,
Да не знаем, как и назвать.
Тебя я, дедушка, привел,
Чтоб имя крепости ты дал.
Наш дом позвонче назови.
Скажи нам, как ты назовешь?»
Старик сказал: «Хорошо.—
Обернулся к ним, говорит: —
За вас я рад и помереть.
Говорите, как назвать».
Говорят они: «Ох, старик, седой,
Да не мы, а ты должен имя дать!»
Седовласый тогда сказал:
«Сейчас — темень, утром встанем, пойдем.
Поглядим, оглядим, имя подберем».
Спать легли, на заре поднялись они,
Умылись они, помолились они.
Старый досыта поел.
Встал, пошел — всё вокруг оглядел,
Что тут плохо, что хорошо?
Вернулся, сказал: «Где же дом?
Чему ж мне название дать?»
Санасар сказал: «Дед,
Тебя на спину возьму,
Понесу тебя вокруг крепости,
Оглядим ее, и названье дашь».
Взял он на спину его, вокруг крепости пошел.
Всё старик оглядел с четырех сторон.
Видит: камни лежат — что гора на горе.
Из западных ворот вышли поутру.
Вкруг крепости обошли.
Только под вечер к тем же воротам пришли.
Пришли и стали у ворот.
А раньше решили они:
«Как только обратно придем.
Со старцем заговорим,
И какое слово обронит он —
Именем крепости станет оно».
И сказали: «Дедушка, говори!»
На ворота старец взглянул.
Увидел он башни над ними —
Сложены стены из скал.
Удивился старик и сказал:
«Как имя этому дать.
Ну, как мне это назвать?
Да пошлет вам господь добра!
Кто же вам силу дал.
Что эти скалы ввысь вы поднять смогли?
Ох, эти яростны камни.
Свирепы, яростны камни!
Как это вы их поднять смогли,
Как вы на каменный столб столб вознесли?
Не дом вы построили, нет,
Ярость, ужас построили вы!
Ух, это —ярые камни,
Ух, это —ярость, не дом!»
Сказал Санасар: «Хватит, седой,
Замолчи, больше имени не давай!
Имя нашли.
Ты — ведун! Это имя — Ярость, Сасун,
Лучшего имени не сыскать.
„Яростны камни“, — вымолвил ты.
Крепости имя будет — Сасун!»
И назван был дом — Сасунский дом.
Название крепости было дано,
И старцу сказал Санасар:
«Оставайся, дедушка, тут,
О тебе позабочусь я».
А старец сказал: «Если господа чтишь.
Отвези ты меня, молодец, в родные мои края
Я ведь родился там, тут — не ужиться мне».
И отвез его Санасар,
И оставил в родном краю.


<<<Назад