Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

Ветвь 1. Борьба близнецов с халифом


В Сасуне братья дни ведут.
Уснул однажды Багдасар
И видит — думал ли о том? —
Вот Главный идол стал козлом,
Заблеял, в изголовье встал,
До рассвета покоя ему не давал.
И так целый месяц являлся он.
А месяц прошел —
Пожелтел Багдасар.
Заболел, помрачнел.
Санасар брата спросил:
«С чего ты болеешь, брат?
Как работали мы — ты веселым был.
Ныне — брови насупил».
И ответил ему Багдасар:
«Ты не ведаешь, братец, я ночами не сплю.
Главный идол уж с месяц является мне.
Чтоб я ночью не спал.
Становится он козлом, приходит во тьме.
До зари подпрыгивает надо мной.
Блеет над головой.
Покоя мне не дает.
Отправлюсь я, братец, в Багдад.
Или халиф идолу в жертву отдаст меня.
Или халифа — я!»
Говорит Санасар:
«Не убьет нас халиф, нам поможет бог».
Говорит Багдасар:
«Братец, мне не к лицу
Одному отправляться в путь.
Вместе пойдем, халифа побьем, убьем,
Капише мы сожжем,
Скверных людей мы бросим в огонь
И заглянем в дом.
Нашу бедную мать найдем.
Поглядим, какова она
Да и чем она занята».
И встали они, взяли немного людей,
И как порешили —
Пустились в путь.
И вот видят они: перед ними Багдад.
И на поле, перед городом,
Разбили шатер, сидят.
«Багдасар, —сказал Санасар,—
Пойди, нашу мать обрадуй».
И вот к халифу подошли
И весть халифу принесли:
«Будь счастлив, мальчики пришли!»
И халиф подобрел, повеселел, сказал:
«Главный идол наш могуч,
Привлечь детей он смог, привлек!»
Кругом взглянул и сказал:
«Меня попрекали вы.
Ну, поняли идолов мощь?»
Главный идол детей притянул,
Свои жертвы вернул.
Послал он людей, — и детям они говорят:
«Вам халиф сказал: «В добрый час пришли!
Верно, ведали вы — завтра идолов день.
Ради праздника должен вас взять,
В жертву отдать».
Отвечают: «Познали мы идолов силу,
Пришли, чтобы нас он им в жертву принес».
И ночь прошла, и пошли они
Пред ликом халифа предстать.
И видят: поднялся халиф
На кровлю плоскую дворца,
И подбоченился халиф.
Взад и вперед шагает он.
Видит братьев халиф, орет:
«Отродье собак! Выродки! Псы!
Ушли? Куда ушли?
Что раньше не пришли?
Не знали вы — куда б ни ушли.
Главный идол вернул бы вас!»
Сказали они: «Отец, не сердись, твои мы по гроб!
С тех пор как нас мать родила.
Не знали света мы.
И всё мы забыли, увидя свет.
Кинулись на восток, но спасенья нет,
На закат понеслись, но спасенья нет!
Избегнуть идолов твоих мы не могли.
Твой Главный идол — могучий идол.
Являлся ночью нам,
Покою нам не давал».
Молвил халиф: «В капище, следом за мной!
Там идолам в жертву вас я отдам!»
Говорят они: «Государь, живи вовек!
Ты идолам должен нас в жертву отдать.
Но все же —царевичи мы.
Не подобает нам
Быть втихомолку заколотыми.
Тебя мы просим поутру собрать
Всех подданных твоих.
Чтобы славу твоим идолам воздать».
И халиф сказал: «Правильно!
Как вы желаете —обставлю торжество,
На этот праздник всех я соберу».
И молодцы вернулись в свой шатер
И к матери пошли.
И вот халиф написал указ:
«Завтра детей своих должен я взять,
В жертву идолам их отдать.
Все на праздник должны прийти,
Славу идолам вознести».
И город — всем городом,
Всеми селами — села
Повалили валом, пришли.
Тьма-тьмущая людей пришла,
Поле покрыли сплошь.
Иголка на землю упасть не могла.
Сидела всю ночь до зари Цовинар
И горькие слезы по детям лила.
Санасар с постели встал, сказал:
«Багдасар, коня подержи за узду, я пойду,
А крикну я, подведешь коня».
Сказал и к халифу пошел.
Санасара увидел халиф.
Опознал, взликовал, сказал:
«О Главный идол наш,
К себе свою жертву ты притянул:
Пришла на собственных ногах.
Принудишь скоро ты
Вторую жертву подойти к тебе
На собственных ногах».
И Санасару сказал: «Эй, сынок,
Где же братец твой?
Что с тобой не пришел?»
Отвечает Санасар:
«Брат мой мал. Он отстал, придет.
Ты возьми, зарежь меня, а затем подоспеет брат».
Молвил халиф: «Нагнись, заколю тебя».
Санасар сказал: «Почему же здесь?
Где накалывают жертву, в поле иль у врат святых?
В капище поведи, там такие совершают дела,
Чтобы идолам жертва угодна была».
Молвил халиф: «Ты,, пожалуй, прав!»
В руку меч свой взял халиф.
Позвал, сказал: «Пойдем со мною, сынок,
Главному идолу поклонись,—
И заколю я тебя, в жертву ему отдам».
И взял Санасара с собой,
И в капище рядом пошли.
И сын халифу говорит:
«Детьми мы из дому ушли,
О силе идолов мы и знать не могли,
Не склонялись мы перед идолом.
Как пред идолом мне поклоны бить,
Чтобы идолу мне приятным быть?
Ну-ка, ты сперва поклонись, нагнись.
Ты к ногам его припади сперва,
Чтоб я увидел твой поклон.
Чтоб так же мог склониться я».
И отвесил халиф идолу низкий поклон,
И сказал: «Вот так наклонись, вот так!»
Санасар наклоняет стан,
А халиф поднимает нож.
Хочет голову сыну снести,
В жертву его принести.
Санасар глядит: будет сейчас убит.
Он говорит: «Хлеб и вино и сущий господь!»
И такого пинка дал халифу ногой,
Что халиф завертелся, споткнулся, привстал
И еще завертелся, и на спину пал.
Схватил Санасар халифа, связал.
Халифовы люди весть разнесли
И войско собрали и в бой пошли,
Повалили на битву городом всем.
Санасар кричит: «Багдасар, коня!» ’
Багдасар коня пригнал,
Санасар вскочил на коня.
Говорит Санасар: «Ай-вай! Ай-вай!
Если бы хлопком стали они, а я обернулся б огнем,
И то б их не смог спалить.
Если бы пламенем стали они, а я обернулся б водой,
Я не смог бы сквозь них протечь».
Языком человечьим сказал ему конь:
«Санасар, свой страх прогони,
Имя господа помяни.
Скольких справа, скольких слева
Твой Меч-Молния убьет.
Столько рати хвост мой пламенный сметет.
Сколько рати твой Меч-Молния убьет,
Столько рати дух мой огненный сожжет,
Столько рати разбросает мой конь.
Сколько рати твой Меч Молния убьет
Столько рати под копытами умрет».
Поднимают братья мечи.
И пустили два брата коней
На халифовых людей.
Пронеслись они взад и вперед,
И до неба пыль поднялась.
И так всё крошили кругом.
Как кони крошат ячмень.
И халифа народ
Лег подобно ковру.
Повернули, слезли с коней,
Привели халифа к матери своей.
Прикрутили его с головы до ног.
Привязали к столбу,
Сквозь доску голову продели.
На голове лучину зажгли,
Под лучиной уселись Санасар, Багдасар,
Вино гранатное берут.
Пред глазами халифа пьют.
Пир веселый ведут.
И весть пошла, до деда дошла:
Санасар, Багдасар — подросли они.
Халифа поймали, связали они.
Сидят, веселятся они.
А дед говорит: «Ах, господь!
Хоть бы этих увидеть мне молодцов,
А потом — умереть».
И встал христианский царь.
Письмо написал, Ветру отдал, сказал:
«Отнесешь посланье в Багдад,
Санасару, внуку, вручишь».
Ветер посланье принес,
Санасару бросил в окно,
Прочел письмо Санасар,
А дед в письме написал:
«Тысячу благ, Санасар, мой внучек, тебе!
Как получишь это письмо —
Намылишь голову — там, обреешься — тут».
Санасар Багдасару сказал:
«Отправляюсь в путь, позорче с халифом будь!»
Вывел коня Санасар, сел, к деду поскакал.
По схожести с матерью дедушка внука узнал.
Были рады они, беседы вели,
Так речам предался Санасар,
Что про мать и про брата забыл.
Каждый день Багдасар, как вставал, на охоту ходил
Каждый день Багдасар по барану дикому приносил,
И сходились, и садились есть и пить,
И веселый справляли пир.
И раз Багдасар на охоту пошел,
А халиф, туго связанный, Цовинар говорит:
«Не жалок ли я? Да не рухнет твой дом!
Путы мои немного ослабь».
И встала Цовинар, путы сняла,
Положила в сторону их.
Тут и встал халиф. Что же сделал он?
В город пошел: сколько было князей,
Он всех встретил, собрал,
И халифовы люди держали совет.
Что, мол, сделать нам, чтоб свободными стать?
Говорит один из князей:
«Санасар ушел, тут один Багдасар,
Пойдем, убьем его».
Молвил другой: «Не сумеем его убить!
На свадьбу его позовем, напоим, вином возьмем,
В яму бросим,
Колючим бурьяном завалим— умрет».
Халиф своим людям сказал:
«Идите, семь верблюжьих нош
Налейте уксуса-вина,
Возьмите на гору Ахмах,
Я завтра Багдасара обману,
Проведу его на гору,
Там вина мы ему дадим,
Напоим, опьяним, умертвим».
Люди пошли, выполнили указ.
Вернулся Багдасар вечером с охоты,
Глядит: развязан халиф.
Багдасар промолчал,
А халиф Багдасару сказал:
«Багдасар, знаешь ли что...»
— «А что?» —сказал Багдасар.
«Разреши мне с тобой на
Черную гору пойти.
Я такое там знаю местечко,
Дикий бык, дикий баран
Заполнил это место сплошь.
Разреши, завтра пойдем, дичь перебьем.
Повеселимся с тобой, Багдасар,
Покуда вернется твой брат».
Сказал Багдасар: «Ладно! Пойдем!»
Уговорил Багдасара.
Ночь миновала, сели они на коней, едут.
А как въехали на гору Ахмах —
Люди встали кругом, подняли чаши с вином:
«Тысяча благ тебе, Багдасар!»
Обступили кругом, потчуют все вином.
И сколько ни было тут вина — не выпил никто,
Выпил всё Багдасар.
Так обманут был Багдасар.
Семилетнее уксус-вино ему навязали,
Все, кому в руку чашу винную дали:
«Тысяча благ Багдасару!» — сказали.
Закричал Багдасар: «Провались ваша тысяча!
Лейте в корыта! Хлебну!»
Выпил всё Багдасар, опьянел.
Без памяти наземь пал.
И халиф своим людям сказал:
«Взять булавы, на него идти!»
Взяли булавы, убивать пошли.
Да боялись все, били издали.
Били так, били так
Багдасара со всех сторон.
Что всю землю изрыли они.
Верно, яма была — сорок гязов вглубь.
Но, по воле творца,
Ни одна булава не коснулась его.
Вышел из дому Санасар, на небо поглядел,
А звезда Багдасара — тускла.
«Туго брату», — подумал он.
В дом вернулся, деду сказал:
— «Ах, мой дедушка, должен ехать я,
Пусть ведут мне коня.
Что там, дома, я найду —
Брата или труп его?»
Говорит ему дед: «Да не рухнет твой дом,
Верно, брат твой спокойно сидит,
Веселится с матерью он.
Он смеется — с ней, а ты радуй —нас!»
Не стерпел Санасар,
Встал, сам вывел коня,
Сел на коня, глаза он закрыл.
Открыл — возле матери был,
«Марэ, где мой брат Багдасар?»
Она: «Да халиф его взял, на охоту повел,
На гору Ахмах веселиться пошли».
И сказал он: «Ах, заманил его, заманил!
Эй-вах! Брата убил!»
Сказал, поскакал, к Багдасару примчался,
Глядит: Багдасар так напился,
Что без памяти наземь пал,
А те —палицы взяли, взяли мечи,
Вокруг него все снуют, бьют его, бьют.
Бога призвал Санасар,
Как безумный, метнулся вперед,
И палица пала, и багдадский халиф
На семь гязов был в землю вбит.
И халифа убил, и людей всех убил.
И пошел, и над братом встал,
Облил голову брата водой.
Вымыл голову, грудь растер,
Чтобы вышел хмель, чтоб очнулся брат.
И зовет: «Багдасар!»
Вот очнулся брат,
Поднял голову, говорит:
«Гей, да не рухнет твой дом!
Как сладко я спал, не дал мне ты поспать!»
Говорит Санасар: «Да не рухнет твой дом.
Ну, привстань, погляди кругом!»
И встали два брата, в город пошли.
Всех созвал Багдасар, сказал:
«Тот, кто верует в то, во что верую я,
Пусть придет, пусть пройдет под моим мечом».
Повалил тут весь город, пришел.
Прошел под его мечом.
И родительница его, Цовинар-хатун,
Склонилась ниц до земли.
И встала она, сказала она:
«Благодаренье тебе, творен,
Что ты вызволил, нас из тирана рук,
Что ты вызволил наш народ».
Немного времени прошло,
И с матерью и мамкою ее
Направились в родимый край,
К царя Гагика городу пришли,
И у ключа они разбили стан.
Глядят — идет прохожий человек.
И путника зовут и речь они ведут:
«Отправься, обрадуй Гагика-царя,
Пред ним склонись,
Пред Кери Торосом склонись,
Скажи: «Твоя Цовинар и двое ее сыновей
Живы-здоровы, сидят у ключа,
Да будет радость твоим очам!»
И царь Гагик и Кери Торос
Встают, навстречу прибывшим идут.
Все друг друга в объятиях жмут.
Тут слезы текут, и поцелуи тут,
И веселятся, поют и пьют,
Говорят царь Гагик и Кери Торос:
«Встанем, в город пойдем!»
И в город спешат,
И сели под сенью царских палат.
Семь дней, семь ночей пированье шло,
Однажды царю сказал Санасар:
«Попросить тебя, дедушка, я хочу!»
— «О чем попросить?» — вымолвил царь.
Сказал: «Мы построили для себя
Крепость одну, туда мы хотим».
Сказал царь Гагик Санасару в ответ:
«Сыновей у меня ведь нет.
Когда я помру,
Всё царство мое останется вам,
Владейте им».
Санасар сказал: «Государь, живи вовек,
К себе мы хотим.
Мы сюда пришли, во здравье вас нашли,
Видим — живы вы милостью творца,
И тоска уж нам не сжимает грудь.
И пора нам в путь».
А когда приготовились вернуться в Сасун,
Цовинар так учила детей:
«Просите вы, дети мои, у царя.
Чтоб он дал вам Мараткаджур,
Цовасар, Чапахджур и Коде».
Сказал Санасар царю:
«Попрошу я еще об одном...»
— «Дети мои, — сказал царь Гагик,—
Кроме души, я вам всё отдам,
Хлебом, вином, господом сущим клянусь!»
Сказали они: «Цовасар нам дай и Мараткаджур,
Чапахджур и Коде!»
Царь сказал: «Отдаю их вам, дети!»
И встала с детьми Цовинар-хатун,
На коней они сели, отправились в путь.
И с ними поехал Кери Торос,
Впереди всех был Санасар.
И прибыли, поднялись в крепость Сасун.
Могучим таким стал Санасар,
Что слава по миру о нем потекла.
И молвили многие, слыша о нем
«Чего это ради мы тут сидим,
Тут воры нас грабят, тут каждый день
Нападают на стадо, уводят скот.
Да, ей-богу, пойдем мы в этот Сасун,
Где живут удальцы Санасар, Багдасар.
Налогов они, податей не берут,
И не будет никто трогать наше добро».
И к ним понемногу стекался народ,
И Сасун большим городом стал.

 


<<<Назад