Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
 
 Выравнивание стен своими руками: обзор технологий и выбор.
  
 
Яндекс цитирования

Ветвь 2. Мгер-охотник


Как умер Санасар —
Пришел Ован к Верго, сказал:
«Верго, Сасун тебе принадлежит.
Ты — старший брат».
— «Что? — отвечал Верго.—
Я править не могу!
При том же грыжа у меня;
Я как-то поднял палицу отца
И грыжу нажил от натуги».

Вот собрались,
Держали совет и решили они,
Что мать, Дехцун,
Будет править Сасуном,
Покамест дети не вырастут.
Села Дехцун на коня Джалали,
Поехала погулять по горам,
Потому что уже давно не выходила
Из дому она.
Без конца хотелось любоваться
Ею и конем.
Оседлала Джалали она перламутровым седлом,
Золотые удила вдела в рот коню,
Облеклась в свои она доспехи
И стальные башмаки надела,
Санасара булаву взяла,
Тул со стрелами и лук.
Горы все объехала окрест.
Так немало лет
Правила страной Дехцун.
Жил в это время Мера-мелик,
Он халифу багдадскому близок был.
Над Мсыром владычествовал мелик,
Полновластно в Мсыре царил.
Как про смерть Санасара прослышал мелик
Он войска навел на Сасун,
Наложил на сасунцев тяжелую дань.
Брал он сорок коров нетелившихся в год,
Сорок мерок золота в год,
Сорок юных девственниц в год,
И Сасун был данник его с тех пор.
Когда исполнилось Мгеру семь лет,
Рост его был — семь шагов.
В монастырь учиться его отвели,
Поучился он. Вырос — статным стал.
Матери сказал: «Марэ,
Долго ль мне так жить?
Разреши мне пойти
По холмам, по горам погулять!
Я б ходил на охоту, встречал бы людей,
Человеком бы стал!»
Дехцун сказала: «Мгер,
Ты еще мал на охоту ходить.
Ты обожди несколько лет,
Ты подрасти сперва!»
Но часто матери Мгер говорил:
«Покамест в доме хозяина нет —
Дэвы могут напасть на дом,
Горе могут в дом принести.
Лучше коль для боя буду я
Ныне же готов!»
Сына не смогла сломить Дехцун,
Разрешение дала.
И ходил он на охоту с той поры.
Он тогда на охоту ходил по полям,
Свой бег над горами стремил,
Лишь ночью домой приходил.
Охотился пешком, не знал коня.
Однажды Мгер чересчур устал:
Он целый день лисиц догонял,
За целый день не догнал ни одной,
Усталый, сердитый пришел домой.
Дубинку в угол швырнул.
Дядя спросил у него: «Дитя,
На что ты так сердит?»
— «Ах, Кери Торос! —ответил Мгер.—
Будь проклята охота моя!
Я бежал по лесам, лисиц догонял,
Удирали они между рук у меня!
Зверя бегом догнать не могу.
Я издали в зверя пытался стрелять —
Не долетала стрела,
Без добычи домой возвращаюсь,
Ах, дядя, как я устал!»
Был он телом в ту пору огромен и толст,
Тяжелым был на бегу;
Когда по земле бежал —
По колена в земле увязал.
Дядя молвил ему: «Ты безумец, дитя!
Разве всем сасунцам безумцами быть?
Лишь безумцы на лисиц ходят пешком,
Лишь безумцы руками ловят зверей».
«Как же быть мне, дядя? — Мгер спросил.—
Что делать мне, научи!»
«Мгер, сыночек, —сказала Дехцун,—
Живет в Битлисе ишхан Горгик,
Вставай, сынок, иди к нему!
Он родственник нам.
У Горгика-ишхана сорок коней,
Даст он лошадь тебе побыстрей, посильней,
За зверями ты будешь гоняться на ней».
Мгер сказал: «Припаси мне два хлебца, нанэ,
Завтра рано я встану, пойду,
В Битлис-город к ишхану пойду».
Мгер утром рано с ложа встал,
Два хлебца просяные взял,
Себе за пояс положил,
Дуб вырвал с корнем, вскинул на плечо
И в путь пошел:
«А ну, где ты, битлисский дол?
Иду к тебе!»
Спустился он в огромную долину,
Дошел до города Битлиса,
Вошел в ворота городские.
Боролись юноши и дети у ворот
И видят — человек идет,
Громадный, до притолок лбом достает,
Столетний дуб на плече несет —
Бревно, как подпоры под крышей в домах.
На Мгера глядят. Галдит детвора:
«Откуда взялся такой человек,
Бревно на плечо положил и несет!»
Мгер подошел к ним и спросил:
«А где тут живет Горгик-ишхан?»
Запрыгали дети вокруг него,
Говорят: «Пойдем мы тебя доведем,
Покажем Горгика-ишхана дом».
Вот привели его к ишхановым дверям.
Мгер прислонил бревно к стене и в дверь шагнул,
Видит — в чертоге своем
Восседает Горгик-ишхан,
Все князья кругом сидят, беседу ведут.
Мгер поклонился им.
А ишхан на Мгера и не поглядел.
Мгер взглянул на того, кто всех выше сидел,
И сказал: «Так ли, этак,
А это и есть Горгик!»
К ишхану подошел,
Его за руку взял,
К потолку приподнял,
Руку малость давнул. Показалось тому,
Что рука сломалась в семи местах.
И Мгера он спросил:
«Кто ты, силач?»
— «Я из Сасуна», — ответил Мгер.
— «А кто же твой отец?»
И Мгер ответил: «Санасар!»
Тогда сказал Горгик-ишхан:
«Добро пожаловать, родной,
Добро пожаловать в наш дом!»
Схитрил Горгик-ишхан,
Почуяв, как Мгер силен,
Задобрить его хотел,
Еду велел принести.
Мгер сел, поел, отдохнул,
Когда ж покончил с едой,
Ишхан спросил его: «Как имя твое, лао?»
И тот ответил: «Мгер».
— «Как же случилось, Мгер, лао,
— Что стал ты гостем моим?»
Мгер сказал: «Так я телом отяжелел.
Что когда на охоту хожу.
Ни волка, ни лани догнать не могу,
Убегают от рук моих!
Я прошу у тебя одного коня,
Буду верхом зверей догонять.
Если дашь, так давай,
А не дашь — так я встану сейчас и уйду!»
И ответил тогда Горгик-ишхан:
«Я душу отдам за тебя, мой Мгер,
А просишь ты только коня!
Сорок коней есть у меня;
Бери себе хоть десять коней!
Который конь тебе по душе,
Ты на того и садись!»

В тот вечер спать легли. Проснулись поутру
И сели есть и пить.
А потом Горгик говорит слуге:
«Ты веди Мгера моего,
Отопри конюшню для него,
Пусть берет себе он коня того,
Который ему по душе».
Вот Мгер со слугой в конюшню идут.
Мгер глянул — оторопел:
Двадцать коней — в одном ряду,
Двадцать коней — в другом ряду,
Чепраки цветные на всех сорока,
Удила стальные у всех сорока.
И слуга сказал:
«Мгер, я бы жизнь за тебя отдал!
Который скакун тебе по душе —гляди, выводи
Мгер обошел оба ряда коней,
Какого ударил рукой по спине —
Тот рухнул на брюхо, скорчился.
Всех коней перепробовал Мгер,
Молвил: «Нет коня, пригодного мне!
Не кони у вас, а клячи одни,—
Какого ударил рукой по спине —
Тот рухнул на брюхо, скорчился.
Ну где им тяжесть мою снести?»
Повернулся, хотел из конюшни уйти.
Вдруг видит он: между стойл
Жеребенок двухлетний, кругл и лохмат,
Прыгает, гривой трясет.
Мгер тогда сказал сам себе:
«Если нет для меня коня,
Дай ударю я этого по хребту,
Сдохнет он, я встану, уйду,—
Пускай попомнят меня!»

Как хватил жеребца поперек спины,
Угодил ручищей ему по крестцу.
Прыгнул тот, искалечил десять коней,
Дважды грянул копытами по стене,
А если бы Мгера задел —
В Сасун бы Мгер улетел.
Как в стену ударил конь —
Из гранита брызнул огонь.
Мгер воскликнул: «Подымет меня конь —
Так этот лишь конь! Лучшего мне не найти!
Я ведь знаю силу свою:
Раз его я ударил, он должен был сдохнуть на месте!
Пойду теперь, хозяину скажу:
Коль даст коня, с конем уйду,
А коль не даст, так без коня уйду».
Вернулся Мгер, в палате сел.
Горгик-ишхан спросил его:
«Мгер, лао, какого ты выбрал коня?»
Ответил Мгер: «Все сорок коней
Пусть у тебя останутся,
Пусть их число не убывает.
Ты мне дай жеребенка лохматого!
А коль не дашь ты мне его —
Я брошу всё, домой уйду!»
Горгик-ишхан сказал:
«Мгер, лао, мне стыдно перед людьми,
Я — ишхан, а не кто-нибудь!
Ну на что тебе заморыш такой?
Скажут: Мгер за конем к ишхану пришел.
А ишхан коня пожалел.
Жеребенка малого дал».
Но Мгер сказал: «Нет, нет!
Жеребенка я сам прошу.
Если дашь его — я возьму,
А не дашь — без коня уйду».
Сказал тогда Горгик-ишхан:
«Из моих сорока коней
Мог ты лучшего взять коня.
Жеребенка ты сам избрал,
А не я тебе навязал,
Так бери его в дар от меня!»
Тут слуга взял узду, жеребенка взнуздал,
Из конюшни вывел во двор,
Мгеру повод вручил.
Мгер к себе жеребца потянул,
Только с места не сдвинул его.
Попросил веревку принести,
Жеребенку ноги связал,
Крепко связал, как мог,
Бревно продел между ног.
Взвалил себе на плечо,
Сказал: «Ну, ишхан, будь здоров!
Да хранят небеса твой кров!»
Поднялся, пустился в путь:
«Где ты, Сасун? Иду к тебе!»
Были дети в Битлисе чертей озорней,
К Мгеру сбежались они,
«Гу-гу, — кричат, — бу-бу», — кричат.
Орут, свистят:
Мол, дурак, коня на себе несет!
А Мгер не слушает, дальше идет,
С конем на плече до Сасуна дошел.
Увидел Mгера Кери Торос,—
Жеребенка Мгер на себе несет.
Молвил: «Толк не велик от твоей простоты!
Жеребенка, видать, еле выпросил ты?
Знать, ишхан пожалел красивых коней?»
Мгер ответил ему: «Кери!
Всё ты верно мне говорил:
У Горгика ишхана сорок коней,
Я какого ни хлопнул рукой по спине,
Тот рухнул на брюхо, скорчился.
Не годны скакуны ходить под седлом.
Ну, а этого треснул я кулаком.
Угодил ему прямо в крестец.
Как подпрыгнул мой жеребец,
Искалечил десять коней,
Как он дважды в стену лягнул,
Так из камня брызнул огонь».
И промолвил Торос: «Ну, давай мне его, коли так!
Я уж выхолю жеребца!
Я его продержу девяносто дней,
Лишь тогда на коня садись».
А Кери Торосик был чудесный кузнец,
Знал он толк во всех породах коней.
Миновало тогда девяносто дней,
Вырос конь богатырский, в тело вошел,
И Мгер сел тогда на него.
Вот всадником сделался Мгер,
Весь Сасун он объехал верхом.
Сколько ни встречал дичи, зверей —
Убивал, ловил.
Привозил в Сасун, людям раздавал,
Охотой весь Сасун семь лет кормил.

 


<<<Назад