Стартовая страница
 Каталог сайтов
 Обратная связь
 Поддержать сайт
 
 
 
 
 
 Армянские сказки
 Армянские предания
 Армянские притчи
 Армянские легенды
 Давид Сасунский /Эпос/
 Армянские пословицы
 
 Армянский пантеон богов
 Верховный жрец Арарата
 Сказание об Ара прекрасном
 Сказание об Арий Айке
 
 Армянская поэзия
 Армянские басни
 
 Армянская свадьба
 Армянские женские имена
 Армянские мужские имена
 Армянские народные инструменты
 Армянские праздники
 Армянские традиции
  
 
Яндекс цитирования

Ветвь 4. Мгер Младший. Женитьба Мгера и его странствия


Прошло немало дней.
Молвил Мгер: «Пойду я, дядя, по свету.
Засиделся я здесь.
Ни потомства нет у меня.
Ни смерти мне не дано!»
Встал он, Меч-Молнию взял,
Вскочил на коня Джалали,
Пустился в путь.
Ехал, ехал Мгер,
Вдруг видит: дорога уткнулась в лес.
Деревья ему заступают путь.
Врубился в них, напрямик проскакал.
Так ехал до утра
И уперся в гору-утес.
Не хотел ворочаться Мгер,
А утес стоял, не пускал.
Вдруг видит Мгер: лиса бежит.
По лисьему следу пустился он.
Всё вверх да вверх, взобрался на утес.
Глянул вниз: там царский город лежит.
Поскакал он, куда дорога звала.
К прекрасной пещере дорога вела.
Присел он там отдохнуть.
Вдруг видит он: олень
Несется, свесив язык.
Он лук натянул, стрелу пустил,
В оленя попал, подстрелил.
Огонь развел, зажарил его.
Глядит: из чащи летят
Двадцать всадников, Мгера бранят.
«Зачем убил оленя Мгер, — кричат, —
Давида, безумца сасунского, сын, —
Как он смел оленя царского убить?!»
Услышал Мгер, не стерпело сердце его.
Встал, пустился за ними вскачь.
Как увидели Мгера они.
Повернули коней, ускакали.
То был Мгер! Ехал, ехал он.
Прискакал к столице Пачика-царя.
Он слез с коня, разбил шатер.
Сказали Пачику-царю:
«Приехал Сасунский Мгер.
Под стенами разбил шатер».
Пачик-царь со свитой идет —
Все векилы, везиры с ним.
Он ко Мгеру навстречу вышел, сказал:
«Еще в те дни, как твой отец
С Мсра-меликом воевал.
Отеп твой и я, мы дали обет».
— «Какой вы дали обет?»
Пачик в ответ: «Мы так поклялись, отец твой и я:
„Коль у меня родится дочь, а у тебя родится сын, —
Дочь отдам за сына твоего,
Коль у тебя родится дочь, а у меня родится сын, —
Дочь отдашь за сына моего!“ —
Еще сказал: — Отцу твоему — тебя господь даровал,
А мне всевышний — дочь даровал.
Возьмешь ли в жены дочь мою?»
Мгер сказал: «Посмотрю, полюбится — возьму.
Не полюбится — не возьму».
Тут Мгера принял царь и к дочери повел,
А звалась она Гоар-хатун.
Глянул Мгер, полюбилась ему Гоар,
А он полюбился ей.
Ночь прошла. Гоар пробудилась от сна,
Встала, глянула из окна.
Видит: Мгер лежит под шатром.
Видит: мал ему шатер.
По колена высунул ноги Мгер.
Защемило в груди у Гоар, сказала Гоар:
«Ударит сатине Мгера».
Тут встала она, взнуздала гнедого коня.
Надела красную капу,
В свой доспех облеклась,
К шатру подошла.
Полу шатра подняла, закричала:
«Мгер, Берегись, — тебя солнце убьет!»
Мгер сказал: «Ну, а как мне быть.
Коли мал шатер?»
— «Шатер не мал, — сказала Гоар. — большой он.
Да больно тело твое велико!»
Мгер сказал: «Ладно, дай мне поспать».
Она ему: «Встань.
Мгер, я сын Пачика-царя.
Пришел я тебя испытать.
Вставай, борись со мной.
Коль победишь меня —
Возьмешь сестру мою Гоар,
Ускачешь с ней.
Не победишь меня —
Простись с головой своей!»
Встал Мгер, он вышел на майдан,
И вышла на майдан Гоар.
Мгер метнет булаву— ее подхватит Гоар,
Гоар метнет — подхватит Мгер.
Одолеть друг друга не могли.

Сказала Гоар: «Довольно, Мгер,
Мы заморим наших коней.
Ну, ступай в шатер, отдохни,
Пришлю тебе еды, питья,
Поешь, попей, засни».
Гоар повернулась, ушла.
Меру Мгерова голода знала она.
Пошла, зажарила овцу,
Приготовила хлеб и бурдюк вина,
Прислужник понес еду и питье.
Принес их Мгеру в шатер.
Насытился Мгер, хлебнул вина,
Улегся спать до утра.
День взошел. Гоар в свой доспех облеклась.
Надела черную капу,
Взнуздала черного коня,
К шатру подошла, шагнула в шатер.
Сказала: «Мгер, Давидов сын, — ты ли?»
Ответил Мгер: «Да, я».
— «Мою сестру Гоар сватать пришел — ты ли?
— Ответил Мгер: «Да, я».
— «А ну, вставай, играть давай.
— Коль выиграешь ты —
Сестру Гоар тебе отдам,
Ускачешь с ней,
Коль выиграю я —
Пропала голова твоя!»
Мгер спросил: «А что за игра?»
Она ему: «В твой перстень будем стрелять.
Через перстень стрелу пропускать.
Кто не сумеет, тот проиграл».
А Мгеров перстень был не мал —
Стрела пролетала насквозь.
Нацелилась Гоар.
Стрела Гоар через перстень прошла, —
Не шелохнулся он.
Вот и Мгеров черед настал.
Нацелился Мгер —
Тут Гоар к нему подошла,
Обернулась к нему лицом.
На лицо Гоар загляделся Мгер
(Красива была Гоар).
На Гоар украдкой глянул Мгер,
Пустил стрелу.
Пустил он стрелу — свой перстень сбил,
Через перстень стрелу пропустить не сумел.
Шагнула к нему Гоар.
"Слово крепко, — сказала, — простись с головой".
А Мгер в ответ: Нет, ты мой глаз обманул,
(Обернулся ко мне лицом,
Нa тебя загляделся я.
Тут перстень Гоар подняла, сказала:
«Мгер, Стреляй: через перстень пропустишь стрелу —
Слово крепко — отдам за тебя Гоар,
Не пропустишь — простись с головой!»
Нацелился в перстень, выстрелил Мгер,
Через перстень стрелу пропустил.
Сказала тут Гоар:
«Ты достой?» стать мужем Гоар,
А всё ж скажу еще раз: «Бойся солнца, Мгер!»
Повернулась, ушла, прислала второй шатер.
Над ногами Мгера велела разбить.
Тут поил Мгер, что боролся с ним — не царский сын,
А царская дочь, сама Гоар.
И вскоре Мгер обвенчался с ней.
Пировали на свадьбе семь дней, семь ночей,
Всяк ел и пил, всяк весел был.
Лег Мгер с женой своей Гоар.
Меч она принесла, положила меж ним и собой.
«Царь Запада требует дани у отца моего, —
Так молвила Гоар, — от дани
Освободи отца.
Тогда — жена я тебе, ты мне — муж!»
Легли, заснули. Встал день, поднялись.
Сел Мгер на коня, пустился в путь.
В царство Запада прискакал.
Там люди глянули, видят — Мгер.
Он едет один, на коне верхом —
Утес на утесе другом, —
Рты разинули, диву дались,
Собрали войско, на Мгера пошли.
Погнал тут Мгер коня Джалали,
Налетели на войско Мгер и конь,
До полудня рубили, топтали врагов.
Царство Запада Мгер покорил.
Вернулся к Гоар, сказал:
«Царь Запада убит —
Некому требовать дани у отца твоего».
Прошло немало дней.
Вот встал Ован-Горлан.
Он Мгеру грамоту послал,
Так написал в ней: «Мгер,
Подросли Козбадиновы внуки, дерзки они,
Пришли, осаждают город Сасун.
Один я, нет сил у меня.
Вставай, приди, поспеши».
Мгер молвил: "Слушай, жена,
Булаву оставлю тебе, к дверям ее прислони,
Придут пахлеваны-враги.
Увидят мою булаву,
Не тронут тебя.
Подумают: Мгер дома, спит«.
Встал Мгер, пустился в путь.
К Сасуну подъехал он.
И как подъезжать к Сасуну стал,
Заплакал, затосковал.
В поздний час довелось приехать ему.
Дядя спал, запершись в дому.
Крикнул Мгер:
«Дядя, дядя, родной, вставай,
Ты не спи, ты вставай.
Ах, вставай же, вставай!»
Ованова слуха коснулся зов, он молвил сквозь сон:
«Далекий голос ко мне дошел, коснулся моих ушей,
Сквозь глубокий сон вошел в мой слух».
Жена ему: «Спи, никакого голоса нет.
Эх, ты, — сказала, — в Сасуне сидишь,
Заперся в дому,
А всё боишься?»
Ован в ответ:
«Ну да, боюсь.
Стар я стал, а родные вдали!»
Встал на крышу Мгер,
Вновь крикнул он:
«Дядя, дядя, родной, вставай,
Мой дом оставлен, забыт,
Дверь мою булава сторожит,
А дочь Пачика-царя мою булаву хранит».
Встал, выбежал Ован,
Мгера в голову поцеловал,
Сказал: «Говоришь, твой дом забыт.
Как же бросил его, пришел?»
Мгер в ответ: «Я так оставил дом.
Что лишь бог и ангелы знают о том».
Ован: «Булава, говоришь, твою дверь сторожит?»
Мгер: «На той булаве камень есть, джаваир,
Из него высекает солнце огонь.
Не посмеет никто подойти к дверям,
А как ночь придет,— сказал,—
Зажгутся свечи кругом —
Вспыхнет вновь джаваир, врагов отпугнет».
Ован: «Благословен твой приход— тысячу раз.
Я знаю, Давида заменишь мне ты».
Мгер: «А кто воюет с тобой?»
Ован: «Козбадиновы внуки, — сказал,—
Их четверо, каждый — зверь».
Мгер: «Иду, — сказал, —
Четверых изловлю, приведу;
Убить иль живыми привесть?»
Ован ему: «Одно из двух:
Приведи иль убей».
Встал на рассвете Мгер,
Он сел на коня, погнал,
До поля Лерва скакал,
А полем Лерва, глядит, —
Козбадиновы внуки идут.
Как увидели Мгера, натянули луки они,
Долетела стрела, коню Джалали в копыто вошла
Спешился Мгер, ударил мечом,
Половину стрелы отрубил,
Другая — глубже ушла.
Мгер всех четверых поймал,
Живыми к дяде привел.
Поднял ногу конь Джалали.
Увидел Ован, сказал:
«А что с конем твоим стряслось?»
Нагнулся, видит: в копыте стрела.
Пошел, изумруд и яхонт принес,
Растопил их, в рану влил.
Ожил конь, краше прежнего стал.
Развязал Козбадиновых внуков Мгер
И пригвоздил
Направо от двери двоих.
Налево от двери двоих.
Сел Мгер на коня Джалали,
Домой поскакал к Гоар-хатун. Ехал, ехал Мгер,
Вдруг видит он — пахлеваны идут,
Сорок их, ко Мгеру навстречу идут.
Видит Мгер: не кони, верблюды у них.
Поздоровался он, те поклоны бьют,
Хвалу ему воздают, говорят:
«Сорок нас, братья мы,
Нашим братом стань,
Будет нас не сорок, а сорок один».
Молвил Мгер: «Побрататься с вами готов,
Но сперва назовите мне город свой!»
Отвечают они: «Алеп».
— «Зачем вы покинули город свой?»
Отвечают: «Сестра захватила престол отца,
И нас прогнала,
Под небом живем!»
Молвил Мгер: «Идемте со мной,
Хочу посмотреть, что у вас за сестра,
Что царствует там».
Они ему: «Так знай же, Мгер,
Родилась людоедкой наша сестра,
И отца, и мать пожрала она,
Всех, кто в городе жил, пожрала она».
Мгер въехал в город пустой,
Навстречу ему старуха идет,
Глянул Мгер — людоедка она и есть.
Дал ей в лоб щелчок, сбил голову с плеч.
К сорока побратимам вернулся, сказал:
«Я убил людоедку, вашу сестру,
Возвращайтесь в свой город, живите там».
Тут пахлеваны, все сорок, ко Мгеру пришли,
Стали руки и ноги ему. целовать,
Сказали: «Будь нашим царем,
Ты убил ее, ты нас освободил,
До смерти мы будем тебе служить!»
Мгер в ответ: «Я от вас ничего не хочу,
Не хочу ни вашим царем,
Ни хозяином города быть.
Я — сын Давидов, Мгер,
Не могу я остаться здесь.
Ни потомства нет у меня,
Ни смерти мне не дано!»
Сел Мгер на коня Джалали,
Приехал в город Джезиру,
В том городе есть река — Джезиру-Шат.
Когда разольются сто сорок рек —
Все сбегают в ту реку одну.
Трижды сметала город река.
Приехал в город Мгер.
Громадную скалу он притащил.
За городом в поток ее свалил.
На две реки поток разделил.
Одна река — налево течет.
Другая река — направо течет.
Меж ними город стоит невредим.
На скале он крепость с башней возвел,
А крепости той не разрушиться ввек.
Сел Мгер на коня, поскакал.
Приехал домой, глядит:
Как прислонил к дверям булаву —
Так булава и стоит,
Никто не входил.
Мгер в дом вошел.
Видит он: на тахте Гоар лежит.
Тронул руку ее — умерла.
Зажата грамота в руке.
Развернул, прочитал: «Прошу тебя, Мгер,
Когда приедешь ты и увидишь меня.
Возьми меня в Сасун,
Схорони меня рядом с Хандут-хатун».
Встал Мгер. жену к седлу привязал.
Взял с собой, увез в Сасун.
Сасунцы ему говорят: «Умер дядя твой, Ован-Горлан».
Он жене гробницу возвел,
Схоронил ее рядом с Хандут-хатун,
Заупокойных сорок отслужил.
Всех умерших почтил.
Весь Сасунский дом помянул.


<<<Назад